Эра Меча вики
Advertisement

Торадзин (записывается как 虎人) – могучий и гордый народ. К тому времени, как яматодзин пришли в их земли, торадзин уже были вполне развитым народом, управляемым своим властителем. Будучи от природы очень гордыми, торадзин активно сопротивлялись всем попыткам их захватить. Так продолжалось до тех пор, пока император Ямато не признал величие народа Тора и не пригласил их в свою империю не как завоеванный народ, а как полноправный, наравне с яматодзин. С тех пор торадзин – верные вассалы императорского престола… Они – одни из немногих, кто до сих пор ищут отпрысков Императора… Основная масса торадзин политически нейтральна и не служит какому-либо клану (это было одно из условий их присоединения, они обязаны служить только Империи в целом), но в принципе – торадзин имеет право пойти на службу к кому сам сочтет нужным.

Морфология: высокие и мощные гуманоидные тигры, средний тора примерно на голову выше среднего яматодзина. Шерсть – рыжая или белая, в черную полоску.

Описание: торадзин – одни из лучших воинов Империи, сильные и свирепые. Однако их традиции сильно занижают значимость образования и знаний. Как говорит их древняя пословица «Чтобы служить Императору, мне достаточно меча - мудрость мы оставляем другим».

Продолжительность жизни: в среднем до 100 лет

Особенности[]

  • Ночное Зрение – представители этого народа прекрасно видят в темноте
  • Втяжные Когти – все представители этого народа имеют довольно приличные когти, которыми можно как драться – так и использовать для более мирных нужд (например – для лазанья по деревьям).
  • Берсерк – чувство приближающегося боя буквально сводит с ума представителей народа Тора, а в бою они демонстрируют невиданные запасы сил. Войдя в боевой раж, тигры не чувствуют боли и способны проявлять огромные физические возможности. Нередки случаи, когда поддавшись боевому безумию, тигры бросали свои мечи и когтями приносили невиданные разрушения, разрывая на части людей и даже лошадей.
  • Кровавый Гнев – этот народ отличается особой, непреодолимой любовью к битвам. Ему очень трудно оторваться от боя, пока жив (или в сознании) хотя бы один враг.
Advertisement